Интервью в "Вестнике образования"

Благодарю Марину Лемуткину за приглашение и сотрудничество

https://vestnik.edu.ru/main-topic/samoe-trudnoe-v-rabote-pedagoga-umet-skazat-net

Удивительно, но факт: дети, по их словам, хотят видеть в классном руководителе не наставника-сенсея, а вторую маму или друга. О том, что стоит за этим выбором, об основных вызовах, с которыми сталкивается современный классный руководитель, а также о том, остается ли у него время на собственную жизнь, журналу «Вестник образования» Минпросвещения России рассказала учитель математики школы № 1 станицы Зеленчукской имени В.П. Карачаево-Черкесской Республики лауреат конкурса «Учитель года России – 2018» Юлия Капалкина.

Юлия КАПАЛКИНА

учитель математики школы № 1 станицы Зеленчукской имени В.П. Леонова» (Карачаево-Черкесская Республика), лауреат конкурса «Учитель года России – 2018»

Юлия Александровна, о каком классном руководителе мечтают дети?

Сейчас у меня новый класс, а в предыдущем мы провели анкетирование как раз на эту тему: кого ищут школьники в лице классного руководителя – вторую маму, товарища или наставника. И варианты ответов разделились практически пополам: «вторая мама» и «друг». А вот наставник был нужен буквально единицам.

Почему же пролетел третий вариант?

Думаю, потому, что дети хотят больше душевной теплоты, а наставник, с их точки зрения, – это нечто более отстраненное. Им очень важен личный контакт и личные отношения с учителем, с классным руководителем. А обезличенный «сенсей», скорее, будет востребован в более старшем возрасте.

Для полноценного контакта учителя с ребенком необходимо доверие. Как его достичь?

Единых рецептов нет. Но универсальный подход, думается, таков: чтобы добиться доверия ребенка, нужно никогда этого доверия обманывать, ведь если ребенок будет знать, что ему лгут, ничего не выйдет. Доверие есть только там, где нет элементов лжи.

Иногда складывается впечатление, что сегодняшний учитель, и уж тем более классный руководитель, отвечает буквально за все на свете. Но все-таки есть, наверное, какие-то основные направления деятельности классрука?

Прежде всего, это объединение ребят своего класса в единый коллектив. Кроме того, это воспитательная и внеучебная работа, включая самодеятельность, совместные поездки, походы в театр и музеи. Другое важное направление – взаимодействие с семьями учащихся, а также разрешение, а в идеале предотвращение возникновения конфликтных ситуаций. Короче говоря, все то, что необходимо, чтобы создать благоприятную атмосферу для развития каждого ребенка.

Вы назвали одной из задач классного руководителя разрешение конфликтов. С какими легче справиться: с теми, что возникают между детьми, или с такими, в которых участвуют родители?

Каждый конфликт уникален, так что четкой градации тут нет. Но лично мне везет, потому что ни в моем прежнем классе, который я вела пять лет, ни в нынешнем ярко выраженных конфликтов нет. Мне вообще кажется, что многое в этом вопросе зависит от точки зрения, причем не только участников конфликта, но и, так сказать, разнимающих. Поэтому очень важно подходить ко всему разумно и вести работу на опережение. Я, например, стараюсь прибегать к помощи профессиональных психологов. Сама я в области психологии не эксперт. Поэтому, если я чувствую, что где-то могу ошибаться, никогда не постесняюсь попросить помощи у профессионала: дескать, посмотри моих детей, а то у меня появились какие-то нехорошие ощущения. В конце концов, мы все в школе делаем одно общее дело, а не много разных дел. И если каждый учитель не будет проходить мимо ребенка, которому плохо, независимо от того, его это ученик или нет, то конфликтов не будет. И всем нам станет легче жить.

А в вашей школе есть штатные психологи? И если да, то как классные руководители разграничивают с ними сферы влияния?

Да, у нас есть и психолог, и социальный педагог – вожатый. То есть люди, которые специально учились заглядывать в души. Я такой подготовки не имею и действую по наитию, а потому больше полагаюсь на мнение специалистов. Мы живем с ними дружно, работаем вместе и при необходимости всегда помогаем друг другу: они мне, а я им. Ведь воспитание детей – многогранный процесс с большим числом участников. И если эту нашу совместную деятельность синхронизировать, процесс будет гораздо эффективнее – для меня это очевидно.

Если говорить о внеучебной работе, то трудно ли сейчас организовывать поездки детей?

Честно говоря, нелегко. Однако сложности возникли не сейчас, а еще до пандемии. Раньше можно было просто взять и повести детей в поход. А теперь на каждую поездку нужно сочинять целую историю: бумаги, разрешения, согласования. А уж если ехать в другой регион – так это вообще караул! Поэтому многие учителя не берутся за поездки.

Похоже, баланс между разумными предосторожностями и перестраховкой у нас серьезно нарушен. Возможно, пора сокращать количество необходимых бумаг?

Я бы предпочла слово «оптимизировать», а не «сокращать». На педагога, который везет куда-то детей, сейчас возлагается больше ответственности. Понятно, что такая ответственность была и раньше: все мы ее ощущали. Но теперь эту ответственность полагается закреплять документально. И возникло это не на пустом месте. При организации поездок с детьми бывает, к сожалению, и расхлябанность организаторов, в результате которой по вине взрослых могут пострадать дети. Такие случаи и ведут к ужесточению правил, хотя подавляющее большинство педагогов, разумеется, относятся к поездкам с детьми с должной ответственностью.

Меня давно мучает вопрос: а остается ли у классного руководителя при всех его учебных и внеучебных нагрузках время на собственную жизнь, и прежде всего на своих детей?

Самое важное в нашей работе – правильно расставлять приоритеты. Есть дела срочные, а есть дела важные. И главное – их не путать.

Гениально сказано!

Это не мое выражение: я его «подцепила» у коллеги и теперь пользуюсь ее гениальностью. Так вот, дела срочные можно делегировать и как-то распределить. А вот дела важные за меня не сделает никто, и в первую очередь это касается воспитания моих детей. Подчас я буквально разрываюсь между работой, которую я очень люблю, и семьей, которую тоже очень люблю. Но у меня есть своя система приоритетов, от которых я никогда не отступаю. И если часть работы при необходимости за меня могут сделать другие люди, то семья – это моя личная зона ответственности, и ее я не могу переложить ни на кого. Найти здесь правильный баланс – это, наверное, главная трудность.

Как раз хотела Вас спросить про главные трудности в работе классного руководителя...

Одну я только что назвала, а вторая – найти в себе силы отказаться от того, что вроде бы и хочется сделать, но понимаешь, что такой возможности нет. Знаете, как бывает: один проект тянешь, другой, третий, пятый, десятый – а потом вдруг понимаешь: все, перебор. Вот в таких случаях и надо иметь смелость сказать: простите, все это я сделаю, а вот за то уже не возьмусь, потому что уже зашкаливает. Иногда приходится отказываться и от денежных проектов, потому что просто уже не тянешь.

От чего, например, пришлось отказаться Вам?

Как раз сейчас меня зовут в свой замечательный проект коллеги из Воронежа. Я честно пытаюсь в него впрыгнуть, но пока не получается: не хватает времени. Тем более что я впряглась, наверное, в свой самый трудный проект: поступила в магистратуру Челябинского госуниверситета на направление «Стратегическое управление образованием». Это и есть та самая проверка на важность и нужность. Но думаю, что мне это и важно, и нужно. Там очно-заочная форма, так что я попытаюсь осилить.

Боюсь даже спросить, сколько часов в сутки при таком раскладе Вы спите. Хотя бы 3-4 часа получается?

В среднем получается часов 5-6, а на выходных отсыпаюсь. Но сейчас многие так живут, так что думаю, что это нормально!

Методические материалы опубликованы здесь:

https://vestnik.edu.ru/methodic/uchitel-matematiki-shkoly-sosh-1-st-zelenchukskoi-im-v-p-leonova-zelenchukskogo-raiona-karachaevo-cherkesskoi-respubliki-iu-a-kapalkina-podgotovila-seriiu-metodicheskikh-razrabotok

Понравился материал? - Поделись с друзьями.
Просмотры: 172